«Могу с уверенностью сказать, что Российское объединение судей как организация состоялась»

 

   Юрий Иванович Сидоренко на протяжении семнадцати лет, до ухода в отставку, занимал пост председателя Совета судей Российской Федерации.

   Большой опыт в работе с общественными организациями судей разных стран позволил ему сделать вывод о том, что цели этих организаций, а также способы их деятельности в целом очень похожи.

   Вскоре по его  инициативе и при поддержке коллег была создана общероссийская общественная организация «Российское объединение судей» (РОС) — структура, оказывающую судьям поддержку в различных жизненных и профессиональных ситуациях.

   Цели и компетенции РОС были сформированы по модели Международной ассоциации судей, объединяющей многие зарубежные судебные организации. И в апреле 2012 года был принят устав РОС.

 

 

  Юрий Иванович, Вы возглавляете РОС с самого момента его создания. Как Вы считаете, достигнуты ли те цели, которые ставились при формировании объединения?

   Я бы сказал, что нереализованной осталась только одна цель — вступление в Международную ассоциацию судей.

  Почему так получилось?

   Это было осознанное решение. После создания РОС нас дважды приглашали принять участие в заседаниях Международной ассоциации: одно прошло в 2012 году в Александрии, под Вашингтоном, второе — в 2013 году в Ялте. На этих заседаниях мы обсуждали наше присоединение к международной организации, но в итоге пришли к выводу, что с членством РОС нужно немного повременить. У меня сложились хорошие и добрые отношения с председателем ассоциации Джакомо Оберто, мы по-прежнему общаемся, поэтому нельзя сказать, что РОС осталось на обочине международного сообщества судей. Но — всему свое время.

   Кроме того, мы поддерживаем связь с коллегами из иных стран, включая республики бывшего СССР. Наше общение всегда проходит на очень дружеской ноте. Ведь люди и их проблемы везде одинаковы. Точно так же схожи между собой те, кто выбрал профессию судьи. И корпоративная общность судей — всегда самая крепкая, связанная едиными взглядами на право, закон и его высокое значение в жизни общества.

   Так что я с уверенностью могу сказать, что наша организация состоялась. На сегодняшний день она объединяет 77 реально действующих региональных отделений в большинстве субъектов Российской Федерации и около 17 тысяч членов.

   Трудно было собрать такое количество участников в Российское объединение судей?

   Особой агитации за вступление в РОС не велось. Изначально было решено, что организация будет действовать на принципах добровольности, без принуждений и уговоров: сколько будет желающих к нам присоединиться, столько и будет. И если в первое время ряды РОС пополнялись медленно, то сейчас каждый год число участников увеличивается. Совсем недавно, например, было создано региональное отделение на Сахалине.

   Центральный совет РОС решил, что часть членских взносов будет возвращаться на места. Вначале эта часть составляла 30%, потом она выросла до 50% и, наконец, до 75%. Такой подход заметно стимулирует деятельность региональных отделений — это можно увидеть на сайте РОС, где публикуется информация, открытая для всех интересующихся. Все проводимые участниками РОС мероприятия освещаются и в местной прессе, и на нашем сайте, так что любой пользователь может сам убедиться в том, насколько инициативны и энергичны в своих проектах Татарстан, Ставрополь, Башкортостан, Новосибирск, Иркутск, Петербург.

   А что еще изменилось за прошедшие годы в РОС?

   Суть нашей организации, заложенная при ее создании, осталась прежней. Но можно проследить определенную логику развития судебного сообщества. Сначала появился Совет судей Российской Федерации — организация, по-настоящему влияющая на жизнь судей страны. Она формируется на основании закона, финансируется из бюджета, обладает некоторыми государственными полномочиями, а добровольного членства в ней нет. То есть это не общественная организация в чистом виде.

   И в какой-то момент развитие судейского сообщества показало необходимость в организации, которая охватывала бы жизнь судей вне работы. Например, помогала бы им в затруднительных ситуациях, позволяла бы реализовать себя где-то еще — в спорте или творчестве. Ведь судейский корпус — весьма закрытый, и возможности судей публично проявить себя в иных сферах, кроме основной деятельности, более чем ограниченны.

   Так было создано РОС, в центре внимания которого находится частная жизнь судей. По сути, мы занимаемся тем, что раньше делали профсоюз и комсомол, — организуем всевозможные творческие и спортивные конкурсы, оказываем помощь пострадавшим и тем, кто попал в беду, работаем с ветеранами, финансируем конференции, помогаем с созданием музеев и публикацией книг, приуроченных к юбилею или просто значимой дате того судьи, которому посвящено издание, или книг об истории суда края. Например, недавно мы совместно с Советом судей издали сборник стихов, написанных судьями. И планируем издание второго тома, поскольку талантливых судей-авторов у нас оказалось очень много.

   Кстати, лично я нахожу эти стихи очень интересными. Ведь они созданы людьми, кто знает и ежедневно наблюдает в залах судебных заседаний страсти человеческие — страдания, смирение и проявление чистой любви. И все это отражается в поэзии.

   Какие другие мероприятия вы планируете провести в 2020 году?

   На май у нас намечена отчетно-выборная конференция. Согласно уставу РОС центральный совет и руководящие органы объединения избираются на четыре года. Поэтому сейчас мы готовимся к очередным выборам, тем более что много действующих членов центрального совета ушло на пенсию, в отставку. Мы составили и разослали в регионы письмо с просьбой избрать делегатов на отчетно-выборную конференцию. Также готовим финансовые отчеты.

   Кроме того, каждое региональное представительство РОС составляет свой план мероприятий. Мы, конечно, даем им примерные ориентиры и перечни тех вопросов, которыми можно заниматься, но они вправе не следовать нашим советам. Это наша принципиальная позиция, которой мы придерживаемся с самого начала. И жизнь показывает, что эта позиция, в общем-то, правильная. Не нужно никому ничего навязывать.

   А какие мероприятия помогают судьям психологически, позволяют, например, бороться с профессиональным выгоранием?

   Это, конечно, спортивные соревнования и творческие конкурсы. Мы провели несколько таких мероприятий, в том числе Всероссийский шахматный чемпионат в Казани, организованный совместно с Советом судей РФ. Насколько мне известно, Ставрополь, Башкортостан и Петербург тоже занимались этими вопросами.

   Будете еще такие большие мероприятия организовывать?

   Если будет инициатива от субъектов, потому что организационная нагрузка, которая довольно немаленькая, ложится в основном на них.

   Вы сказали, что РОС помогает судьям, попавшим в беду. Часто такое случается?

   К счастью, довольно редко. Но те, кто обращается к нам за помощью, никогда не получают отказ. Мы, например, даем деньги на лечение, на дорогостоящие лекарства.

 

   В этом году в шестой раз будет вручаться премия «Судья года». Как отбираются кандидаты?

 

   Есть несколько критериев, в том числе профессиональные показатели, участие в работе органов сообщества. Местные отделения РОС сами выбирают кандидатов и присылают нам данные о них. С нашей стороны действует специальная комиссия, которая из числа этих кандидатов отбирает десять человек и направляет свое решение в центральный совет на утверждение.

   А как происходит награждение?

   Обычно мы награждаем судей прямо здесь, в Москве. Но если лауреат из другого региона не может приехать, премия вручается в соответствующем субъекте в торжественной обстановке.

   Можно ли назвать РОС оптимальной формой самоорганизации судей?

   Все зависит от целей и контекста самоорганизации. Международные, как, впрочем, и российские, правила дают судьям неограниченное право на создание ассоциаций, союзов. Например, есть организации, основанные на отраслевых категориях дел, — это, скажем, ассоциации судей-административистов. С 1991 года существует Международная ассоциация женщин-судей, ее членом и представителем России была Нина Юрьевна Сергеева — уникальная личность и замечательная женщина. Она с 1940 года была членом, а с 1944 года — заместителем председателя Верховного Суда РСФСР.

   А кого больше в РОС: мужчин или женщин?

   Женщин. Их, наверное, процентов 70. У судебной системы женское лицо. Этот гендерный перевес появился давно, еще с советских времен, и я не думаю, что в ближайшие годы что-то изменится.

   Насколько велик административный аппарат РОС?

   Кроме меня, в аппарат РОС входят председатель исполнительного комитета, бухгалтер, делопроизводитель и два помощника. Их работа оплачивается из членских взносов. А я работаю на общественных началах.

   Исходя из собственного опыта работы какой совет Вы бы дали ныне действующим судьям?

   Я бы сказал, что нужно передавать профессиональный опыт из поколения в поколение, от старших судей к молодым. Когда я сам пришел работать в районный суд, там трудилось три поколения: мои ровесники, люди лет на десять старше нас и судьи с тридцатилетним стажем работы. И мы у них учились, перенимали их знания, опыт и даже, можно сказать, воззрения.

   Существует ли такое наставничество в современных судах?

   Когда я стал председателем Невского районного суда, то заложил традицию наставничества. Пару лет назад построили новое здание суда, и действующий председатель пригласил меня, скажем так, на экскурсию. Там я и узнал, что эта традиция до сих пор существует. Но, безусловно, это не во всех судах практикуется.

   Какие перспективы Вы видите для судей в отставке в связи с принятием Регламента проведения судебного примирения?

   Союз юристов предложил нам поучаствовать в создании такого третейского суда. Мы для начала провели в субъектах опрос, узнали, как судьи в отставке к этой идее относятся.

И они не выразили особого энтузиазма заняться такой работой. Поэтому мы не стали развивать эту тему.

   Можно ли сказать, что судьи в последние годы изменились?

   Сами судьи — нет, но условия работы стали гораздо лучше. Десять лет назад, например, нам казались фантастикой американские судебные заседания, проводимые по видеоконференц-связи. А сейчас это стало и нашей реальностью. И здания построили не хуже, чем за рубежом. Технологизируются и автоматизируются многие процессы.

   А как Вы относитесь к появлению робота-судьи?

   Живого судью не заменит никакая машина. Да никто и не захочет этого. Функция робота все равно останется вспомогательной. Самое главное — фигура судьи и судейское усмотрение — сохранится.

 

   Юрий Иванович, спасибо за интересное интервью!

 

Январь 2020 года Журнал « Судья»

© 2017-2019

Обратная связь для СМИ, 

региональных отделений и

общественных организаций

site@rfros.ru

Сылка на партнера РОС
Судебный Департамент РФ
scroll to top.png
  • Facebook ООО РОС